Версия для слабовидящих
сегодня
05
Декабря
2021 года
Всемирный день волонтеров

Rus Eng

Президент России

Правительство России


facebook   twitter  RSS  YouTube Природа ТВ
Федеральная служба по надзору в сфере природопользования
Федеральное агентство по недропользованию
Федеральное агентство водных ресурсов
Федеральное агентство лесного хозяйства
Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды
Новости Минприроды России Госслужба и кадры Деятельность Документы Противодействие коррупции Пресс-служба Мультимедиа

Главная / Пресс-служба / Публикации
7 октября в "Российской газете" опубликована статья руководителя Федерального агентства лесного хозяйства Валерия Рощупкина "Чем дальше в лес – тем больше денег"

Лесное хозяйство России обеспечивает устойчивое предложение лесных ресурсов для реального сектора экономики, населения и экспорта. Объем заготовок древесины растет все последние годы и достиг в прошедшем году 180 млн м3  при этом в переработку поступает только 20% заготовленной древесины.

Мы вырубаем сегодня только 22%  расчетного ресурса спелой древесины, что приводит к систематическому росту площадей, покрытых перестойным лесом. А это не только недополученный лесной доход, но и растущий экологический ущерб.

В то же время нельзя не отметить, что Россия, располагая примерно ¼ всех лесных ресурсов планеты, занимает всего 3% в мировом объеме выпуска лесопромышленной продукции.

Нужно отметить, что в лесном секторе экономики наметились в последние годы определенные положительные тенденции. Растут инвестиции: только за последний год они выросли на 25%. Формируются устойчивые «точки роста», связанные с деятельностью крупных вертикально-интегрированных компаний; происходит последовательное импортозамещение по значительному спектру продукции деревообработки.

В то же время отечественный лесопромышленный комплекс пока еще, безусловно, не вышел на уровень развития, соответствующий национальной ресурсной базе.

Для него характерны нерационально высокая степень фрагментарности (в ЛПК оперируют свыше 20 тыс. предприятий, половина которых является самостоятельными экспортерами), морально и физически устаревшая производственная база, многолетнее отставание в освоении эффективных технологий глубокой переработки древесины.

Словом, лесной сектор экономики России располагает сегодня огромными неиспользуемыми резервами. Но даже самые консервативные оценки показывают, что объем производства ЛПК может быть удвоен за ближайшие 5-6 лет.

Разумеется, выход на эти рубежи является крайне непростой задачей: внутренний рынок в пределах всех традиционных сегментов спроса насыщен как за счет внутреннего производства, так и импорта. Мировой рынок готовой продукции – остроконкурентен; его объективные условия выдавливают российского экспортера в крайне невыгодный для национальной экономики сегмент «круглого леса».

Опыт последних лет показывает, что сложившиеся негативные тенденции могут быть преодолены исключительно за счет выхода в принципиально новые сегменты спроса, а также прорывных решений технологического и институционального плана.

Одним из таких  наиболее перспективных сегментов спроса является сегодня обширная и сильно диверсифицированная сфера использования продукции деревообработки в домостроении. Казалось бы, для России эта сфера лежит в русле вековых традиций национально хозяйствования. Однако не все так просто. Вот несколько показательных фактов. 

В отечественной практике коттеджного и малоэтажного строительства преобладает использование кирпича и цементных блоков. Доля продукции деревопереработки в одном квадратном метре вводимого жилья составляет в современной России всего 3-4%. Это кратно ниже аналогичных показателей, характерных для США, Канады, стран Северной Европы, словом, всех развитых стран, богатых лесными ресурсами. Более того, порядка 80% традиционных для этих стран индивидуальных домов и таунхаусов, миллионы которых возводятся повсеместно – от малых населенных пунктов до пригородов крупнейших городов, выполнены из современных материалов древесного происхождения на основе технологий панельного и каркасного деревянного домостроения.

Такие конструкции, являющиеся своего рода «хайтеком» в сфере домостроения, обладают значительными экономическими и экологическими преимуществами и с успехом (и что очень существенно, весьма экономно по энергозатратам) эксплуатируются в любых климатических условиях. Для их изготовления с успехом может использоваться низкосортное древесное сырье и отходы лесопромышленного производства.

Дома, изготовленные по названным технологиям, уже присутствуют и на российском рынке. Но данная ниша заполняется очень медленно. Здесь имеется еще множество препятствий, в том числе недостаточный уровень платежеспособного спроса на жилье в целом, да и сложившиеся стереотипы частного домостроения.

Как известно, Президент Российской Федерации ориентировал Правительство, региональные и местные органы власти на то, «чтобы к 2010 году минимум треть граждан страны (а не одна десятая, как сегодня) могли бы приобретать квартиру, отвечающую современным требованиям, приобрести – за счет собственных накоплений и с помощью жилищных кредитов».

В соответствии с этой установкой на состоявшемся в апреле 2005 г. заседании президиума Государственного совета при Президенте Российской Федерации был выдвинут национальный проект «Доступное и комфортное жилье гражданам России». Этот проект предусматривает удвоение к 2010 г. объема жилищного строительства с одновременным решением задачи резкого увеличения доступности жилья для широких слоев населения на путях развития ипотеки, а также государственной поддержки малоимущих граждан и молодых семей. Также ставится задача снижения себестоимости возводимого жилья и сопряженных издержек.

Опираясь на зарубежный опыт, можно утверждать, что при индустриальных масштабах выпуска, применении поточных заводских технологий, использовании рекордно дешевого древесного ресурса, доступного отечественному производителю, упомянутые выше каркасные, панельные и модульные технологии способны успешно решать эту задачу.

В этой связи представляется, что применение этих технологий станет одним из магистральных направлений развития жилищного строительства, особенно в малых городах и пригородных зонах.

В контексте этого национального проекта нам бы хотелось предложить обществу простой лозунг: «Российскому домостроению – ресурсы русского леса».

Другой чрезвычайно перспективной спросовой нишей представляется нам использование низкосортной древесины в качестве энергетического сырья. Сегодня речь идет, разумеется, не о дровах, а о так называемом пеллетном  топливе: этот энергоноситель уже завоевал обширный и ежегодно растущий сегмент рынка в Европе,  Северной Америке,  Китае. Принципиальная граница экономической выгодности применения этих энергоносителей, кстати сказать,  экологически чистых, определяется внутренними ценами на природный газ, мазут и другие виды углеводородного топлива.

Первые производители пеллетного топлива уже появились в России; все они ориентированы на экспорт, поскольку в большинстве регионов России использовать традиционные виды топлива сегодня дешевле. Даже упоминание о переходе на древесное энергетическое сырье пока еще вызывает недоумение у многих специалистов и политиков: мол, что это еще за возврат в прошлое …

Но надо иметь в виду и такое обстоятельство: ежегодно в удаленные (и одновременно богатые лесом) регионы местные власти вынуждены завозить каменный уголь или топочный мазут, причем завозить с неоднократными перевалками и при высоких транспортных издержках. Между тем производство того же пеллетного топлива может быть развернуто в любом населенном пункте, а переход на него не требует даже переоборудования традиционных угольных котельных.

По мере роста цен на природный газ (это обстоятельство малоприятное, но, увы, неизбежное) сфера применения пеллетного топлива, прежде всего в коммунальном хозяйстве, будет неуклонно расти.

Должен подчеркнуть: освоение обеих названных сфер применения древесного сырья – строительной и энергетической – чрезвычайно полезно для лесного фонда, да и для глобальной экологии в целом.

Лесные территории, покрытые перестойным и низкосортным лесом, гари, участки, пораженные вредителями и болезнями леса, занимают сегодня огромную площадь в десятки млн. га; они не приносят лесного дохода и одновременно не выполняют главную экологическую функцию лесов – депонирование углерода и генерацию кислорода. Расчистка этих территорий, необходимая для проведения лесовосстановительных мероприятий, т. е. для воспроизводства качественного лесного фонда, ведется за счет и в пределах возможностей бюджетного финансирования.

Вовлечение в хозяйственный оборот указанных ресурсов сделает экономически выгодной расчистку лесных территорий и соответственно резко ускорит экологически необходимый процесс обновления лесов.

Почему названные перспективные задачи не решаются сегодня или, во всяком случае, решаются крайне медленно и что нужно сделать для их решения в масштабах всего лесного сектора экономики?

Государство, будучи объективно заинтересованным в решении названной глобальной экологической задачи, не может и не должно в современных условиях брать на себя предпринимательские функции. Между тем освоение строительной и энергетической спросовой ниши на лесные ресурсы является, очевидно, именно сферой предпринимательства.

В то же время частный бизнес, входящий в любой из названных сегментов, заранее обременяет себя дополнительными рисками, связанными с существенной неопределенностью перспектив спроса. Одно дело арендовать на 49 лет участок кондиционного лесного фонда и привлекать под это банковские кредиты, имея в виду немедленное получение гарантированного дохода от экспорта круглого леса или пиломатериалов, и совсем другое – браться за «долгоиграющий» капиталоемкий проект, связанный с развитием деревянного домостроения или использованием пеллетного топлива. Ни один кредитный консультант не возьмется оценить перспективы массового сбыта этой продукции, а за экологические «бенефиты» как таковые предпринимателю никто не заплатит.

В силу названных причин здесь было бы уместно обратиться к такому механизму, как государственно-частное партнерство (ГЧП), уже получившему принципиальную поддержку со стороны руководства Правительства РФ и наших экономических ведомств в качестве инструмента для реализации крупных национальных проектов.

Предлагаемые нами проекты затрагивает важнейшие сферы жизни общества и государства – экологию леса, решение проблемы доступного массового жилья, в том числе для молодежи, военнослужащих, малообеспеченных семей, вовлечение в экономический оборот альтернативных и фактически неисчерпаемых источников топлива. Он сможет дать мощнейший импульс регионального развития, в том числе для многих проблемных регионов, испытывающих острый дефицит рабочих мест. Словом, этот проект можно со всеми основаниями считать именно национальным.

Какими видятся нам общие контуры этого проекта?

Непосредственный вклад государство может быть оплачен участками лесного фонда, передаваемыми в долгосрочную аренду, а также ассигнованиями на разработку и создание организационно-экономических механизмов реализации проектов. Кроме того, чрезвычайно важен «неимущественный вклад» государства, связанный с включением высокотехнологичного деревянного домостроения и пеллетного топлива в федеральные программы и проекты регионального развития, реформирования ЖКХ, решения жилищных проблем военнослужащих и других категорий населения, получающих государственную поддержку, а также проведением PR-кампаний, необходимых для продвижения указанных продуктов и технологий.

Частный бизнес принесет прежде всего предпринимательскую инициативу, кадровый потенциал, наработанные за последние годы управленческие технологии и, наконец, собственные финансовые ресурсы.

Разумеется, этих ресурсов заведомо будет недостаточно для разворачивания столь масштабного проекта. Поэтому важно подчеркнуть, что сформированное таким образом государственно-частное партнерство, обеспеченное ресурсной базой и вовлеченное в сбытовые программы федерального и регионального уровней, станет привлекательным заемщиком для ведущих отечественных банков.

Кроме того, по мере успешной реализации проекта было бы правомерно ставить вопрос о привлечении в него средств Инвестиционного фонда, разумеется, в пределах уже заявленной формулы использования этих средств «исключительно на развитие инфраструктуры». В нашем случае речь идет об инфраструктурном освоении территорий под будущую застройку, а также о строительстве лесовозных дорог, необходимых для любого крупного лесопромышленного проекта. Указанные вложения бюджетных средств из Инвестиционного фонда могли бы рассматриваться как еще одна форма государственного участие в заявленном ГЧП. Они обеспечат рост ценовой привлекательности и конкурентоспособности планируемых к выпуску строительных конструкций и энергоносителей.

В настоящее время интерес к реализации представленного проекта уже подтвердил ряд крупных банков и лесопромышленных структур.

Принципиальная поддержка этого проекта со стороны экономических ведомств откроет путь к его реализации уже в ближайшее время.

Валерий РОЩУПКИН,
руководитель Федерального агентства лесного хозяйства


Опубликовано: 10 Октября 2005 (16:19)


Важная тема

Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2015 году»

Читать далее

Отчёт и атлас ЭСПО «Северный поток – 2»

Читать далее

Ваш вопрос министру природных ресурсов и экологии Российской Федерации

Фотогалерея

Федеральный портал управленческих кадров Охрана озера Байкал Открытые данные Особо охраняемые природные территории РФ
Реформа государственных учреждений Новости «зеленой» экономики Аллея России Открытое Министерство
Министерство Природных Ресурсов и Экологии Российской Федерации

Почтовый адрес: 125993, Москва, Большая Грузинская ул., 4/6
Телефон: +7(499)254-48-00 Факс: +7(499)254-43-10, +7(499)254-66-10
При копировании информации ссылка на источник обязательна

Новая версия сайта Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации
Замечания и предложения по работе сайта просьба направлять через форму обратной связи